Как я начал приобщать к Чешской классике.

Левое переднее колесо фортуны.

Бывают в жизни ситуации как в старой поговорке, — Не было бы счастья, да несчастье помогло. С некоторыми такое случается крайне редко. С некоторыми чаще, а со мной, как мне кажется – постоянно. Вот и на этот раз судьба путешественника приготовила мне неожиданный и от того еще более приятный сюрприз.
Значит, дело было так. Вечереет, я качусь из Праги в Бржезнице на своём, мышиного цвета Мицубе. У меня везде в машине понатыкано колонок, и слушаю вперемежку «Времена года» Вивальди, «Stars and Stripes» Бич Бойз, сборник органной музыки Баха в исполнении какого-то японца с непроизносимой фамилией и «ToxikcCity» Sistem of a down. Музыка у меня подобрана исключительно логично. С одной стороны – не напрягает однообразностью, с другой стороны не дает клевать носом, потому как когда с какой ни будь размеренной фуги ля минор резко перескакиваешь на откровенно-металлический «Forest» совсем как-то не до сна.
И вот еду я, в это самое Бржезнице на местную ярмарку. Ярмарка начинается только завтра, номер в гостинице забронирован и никуда я не спешу. И настолько я не спешу, что захотелось мне съехать с трассы и «срезать» километр другой по малоизученным проселкам. Я конечно понимаю, самая короткая дорога – дорога знакомая, но у меня-то масса свободного времени. Ну и свернул с большого шоссе, куда мне логика указывала, то есть на юг.
Чешские проселки не такие конечно экстремальные как на Украине или там под Саратовом. Покрытие почти везде приличное и даже более того. Но заблудиться не зная местности можно просто. Вот я, не долго думая, и заблудился. Когда понял, что «- Вот этот пруд я уже третий раз проезжаю» дороги назад не было окончательно, поскольку навигаторы я не люблю и следовательно его у меня в машине нет, а на карте этот водоём местного значения вообще не обозначен. А тем временем вечерело и откуда-то нанесло довольно плотного тумана. Дальше метров десяти-пятнадцати и не видать ничего.

И ни одной живой души вокруг не наблюдается. Единственный признак цивилизации – какое-то строение слабо читающееся среди деревьев на той стороне. Ну, думаю, чем черт не шутит, спрошу дорогу аборигенов. Они-то точно должны знать как отсюда к Бржезнице выбираться. Стал озерцо объезжать и самым глупым образом на ровном месте наскочил колесом на какую-то железку, абсолютно неожиданно произрастающую тут с незапамятных времен. Колесо конечно пробил.
И вот, темнеет. Местность незнакомая. Можно сказать «чужая на 100% территория». Посмотрел я на свою поврежденную колесницу, закрыл ее на всякий пожарный и пошел к домику пешком. Каково же было мое разочарование, когда я обнаружил на дверях строения большой замок. Ждать помощи оказалось неоткуда. Звонить по телефону друзьям в Прагу тоже показалось делом глупым. Зачем людей полошить, когда я всё равно не могу внятно объяснить, где нахожусь и куда за мной приезжать. И тем более в этом тумане они меня искать будут как тот медвежонок ёжика.
Ну, делать нечего. Вернулся к машине, заменил колесо, перегнал машину на площадку возле домика. К тому моменту стемнело окончательно. Ну что ж, думаю. Буду сегодня ночевать в чистом поле. А точнее вот в этом лесу. Устроился поудобнее в машине. У меня, как у приличного приключенца в машине всегда есть пара бутылок Боржоми и печеньки. Так что перекусил я и под тихо включенное радио преспокойно заснул.
А перед рассветом, часа в 4 — 5 или около того, вокруг машины началось подозрительное. Сначала робкие одиночные всхрапывания донеслись с нескольких сторон, потом зашелестели в темноте кусты. Потом и того пуще. То ветка где-то треснет, то кто-то чем-то (или кум-то) в темноте зачавкает. Я проснулся. Сижу в темноту вглядываюсь. Ничего толком не видно, но какие-то «Ой-мама-не маленькие» силуэты вокруг машины двигаются. И становиться их всё больше. Ну, сразу я конечно припомнил все сказки про вервольфов и рассказы про то, как в степи глухой волки ямщика задрали и прочие страшилки.

олени

Но ничего, сижу не дергаюсь. Чтоб окончательно проснуться – прихлебываю Боржоми из бутылочки. Наблюдаю. А они вокруг машины ходят и сопят. И чавкают громко. Ну, думаю, — Я не я буду если этих татей ночных не сфотографирую. Раз они мне спать мешать не стесняются, так и мне стесняться нечего. Полез в бардачок. Достал фотоаппарат поколдовал с ним немного, чтобы с резкостью потом не мучиться. Потом резко включил фары и почти вслепую нажал на гашетку фотоаппарата…
Вы просто представить себе не сможете, как быстро бегают испуганные олени. Из всех кадров снятых в спортивном режиме только этот, — А) четкий, Б) Хоть кто-то лицом ко мне. Остальные кадры представляют собой смазанные пятна белых хвостиков, улетающие от меня в кусты по разным замысловатым траекториям.

туман

Отсмеялся я вышел из машины размяться, обошел дом по кругу и обнаружил, что туман за ночь рассеялся и оказалось, что домик у которого я ночевал – крайняя постройка какой-то то ли фермы, то ли виллы. Короче, крупного сельского поместья, до этого момента скрытого от меня туманом и деревьями. То есть я тут оленей пугаю, а люди преспокойно сидят себе от меня в 200 метрах и чай с кнедликами попивают.

Вот на этом месте и началось мое приобщение к Чешской классике, а точнее к классической музыке. Поскольку оказалось это поместье¬, а точнее – Вилла «Русалка» домом-музеем самого знаменитого чешского композитора Антонина Дворжака.
О котором я теперь просто обязан рассказать вам в следующем посте.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close