Курс молодого тамады

Наверняка каждый знает слово «тамада». У большинства людей это слово вызывает жутковатые воспоминания о безвкусных свадебных конкурсах и прочем насилии над гостями, руководит которым тетка средних лет в платье из портьеры. Не так давно подобные тетки назывались массовиками-затейниками. Но оттенок публичного идиотизма, присущий этому термину, сразу выдавал некую фальшь в любых их действиях. И тогда, на первом международном съезде массовиков-затейников под Воронежем, было принято решение переименовать профессию и отныне называть ее «тамада». В тот день, в нескольких тысячах километров от Воронежа произошло небольшое землетрясение — высоко в горах разом перевернулись все предки грузин.
Между нынешними славянскими тамадами и настоящими грузинскими общего примерно столько же, сколько у жирафа и леопарда — так, пятна кое-где. Идеальный грузинский тамада должен отлично знать традиции и историю страны, помнить множество стихов, уметь танцевать и петь, следить за каждым без исключения гостем, произносить тосты до рассвета. И самое главное — он должен остаться последним, кто еще может пить. Но обо всем по порядку.

Все грузинские блюда очень вкусны, так уж вышло. Но древняя культура виноделия не позволяет грузинам переводить закуску на еду. Если в доме присутствует гость, пусть это даже сосед или родственник, будет и вино. А правильную трапезу от безудержной пьянки отличает порядок. Этот порядок, или правила ведения застолья называют «тамадоба», и главный здесь — тамада.

По умолчанию тамада — это хозяин дома, в котором происходит застолье. По своему желанию хозяин может передать это право кому-то еще из пьющих вместе с ним мужчин. Если же действо происходит на нейтральной территории, например, в кафе, тогда тамаду избирают большинством голосов. Независимо от того, кто хозяин в доме, тамада на время проведения застолья становится главным. Его указаниям следуют домочадцы, его приказу должен повиноваться любой присутствующий. В общем, как говорит мой дядя: «Тамада за столом — бог!»

Дальше начинаются тосты. Существует, так сказать, обязательная программа и показательные выступления. Первый тост — всегда за Бога и больше напоминает молитву перед трапезой. После этого с некоторыми вариациями должны быть произнесены тосты за родину и за религию. Любопытно, что в давние времена третьим был тост не за религию, а за царя. Обязательно должны прозвучать слова за умерших, причем в узком кругу вспоминают чуть ли не всех поименно. Тост за ушедших никогда не должен быть последним, сразу же вслед за ним выпивают за здоровье и успехи детей, опять-таки вспоминая поименно. Те немногие, кому посчастливилось застать окончание застолья, слышат последний тост от тамады — за всех святых. Но перед этим кто-то из самых стойких просит слова и произносит благодарственную речь тамаде и хозяину дома.

Кроме этих тостов можно пить за что угодно: за мир, за родственников, за предков, за процветание, за дружбу, хоть за Патриса Лумумбу — главное чтобы все было органично с беседой, идущей за столом. Если приходится пить не вино, а коньяк или водку, и очевидно, что много не выслушаешь просто физически, то допускается совмещение разных тостов. Но за долгое застолье под вино можно произнести 80–90 тостов. В общем, как говорит мой дядя: «Нет такой вещи, о которой грузины тост не говорили!» На практике это не так просто, как кажется, ведь все тосты должны быть разными. Повториться для тамады — позор, это значит, что он уже пьян и не помнит, о чем говорил ранее.

После того, как тамада произносит тост, каждый из присутствующих по очереди берет слово на ту же тему, причем говорить следует красиво и образно. Если кому-то не удается придумать ничего толкового, то он просто вкратце повторяет слова тамады и после этого выпивает. Пить без слов запрещается. Кстати, когда гость не помнит, о чем говорил тамада или произносит тост на другую тему — его штрафуют. В этом застолье напоминает преферанс по строгим правилам, только провинившегося бьют не канделябром по лицу, а «штрафной» дозой в пол литра-литр по печени. Меня, правда, милостиво оштрафовали, заставив выпить лишь полный стакан без слов, что считается очень позорным.

По своему желанию тамада может изменить сложившийся круг тостов, и следующим после него будет говорить тот человек, которого выберет тамада. При этом говорят: «Буду к тебе алаверди». Интересно, что в Кахетии есть древний храм Алаверди, но даже его служители отрицают очевидную связь между названиями храма и этой застольной традиции. Возможно, она связана с кахетинским праздником окончания сбора урожая «Алавердоба», который сопровождается трехнедельными возлияниями.

Но подобные посиделки в узком кругу, когда выпивают 5–10 давно знакомых людей, являются лишь разминкой. Настоящее испытание даже для опытного тамады — это, конечно, свадьба. Грузинские семьи может и не намного больше славянских, но грузины очень трепетно относятся к родственным отношениям и отлично знакомы даже с невесткой троюродного брата из Конотопа. Поэтому на свадьбах, особенно деревенских, обычно собирается не меньше сотни человек, а иногда и 250–300. Управлять отдыхом такого количества людей — невероятно сложная задача. Но сложности — это для подростков, настоящим мужчинам необходимо состязание. Поэтому на свадьбе есть целых два тамады, один — за столом родственников жениха, другой — за столом невесты. Часов с девяти вечера и до рассвета эти двое будут соревноваться между собой в красноречии, читать стихи, танцевать, петь. И, конечно же, пить, стараясь напоить друг друга.

А кроме этого, они должны чутко следить за настроением гостей, чтобы в нужный момент либо поддать вина, либо потянуть время, сказав более пышный тост. Если гости заскучают — можно рассказать веселую историю, если быстро начнут пьянеть — заставить потанцевать. Если где-то за столом намечается драка, надо изящно разрешить спор. Настроение гостей можно регулировать и с помощью музыкантов, заставляя их играть романтичные или зажигательные мелодии. В общем, тамада должен постоянно следить за «температурой» стола, чтобы застолье было как можно более долгим и веселым. И ни 5, ни 10, ни даже порой 12 литров выпитого вина не должны помешать тамаде выполнять его обязанности.

Но грузинская свадьба — не единоборство, тут уместнее принцип «каждый за себя». Дело в том, что хозяева не ограничиваются столом, ломящимся от блюд, стоящих друг на друге в три яруса. Кроме этого они делают хончу. Хонча — это полутораметровая ореховая ветвь, на которую нанизано невероятное количество еды: овощи, хачапури, мчади, жаренные курицы, кебабы, шашлык — всего не перечислить. Венчает хончу жареный поросенок. Имея в своем распоряжении такое количество еды, можно организовать великолепное застолье человек на 20 или самому тихонько точить неделю. Так вот, хонча — это приз самому стойкому из гостей, и в борьбе за нее участвуют не только тамады, а все пьющие. Под утро, когда в живых останется лишь человек пять, хозяева вынесут огромный рог с вином. Получить хончу можно лишь выпив этот рог до дна. Обычно это означает дополнительный литр вина, хотя, если хозяева не горят желанием отдавать приз, то в роге легко может быть и пять литров. Очень редко, но случается, что последний рог осилили несколько человек — тогда процедура повторяется до выпадения конкурентов в осадок. Наверное, первенство в состязании за хончу похоже на победу в жестокой битве — победитель еле жив, все вокруг усеяно бесчувственными телами, оваций ждать не от кого.

Разумеется, находятся умники, которые пытаются весь вечер не допивать и сберечь силы для финального рывка. Такие действия пресекаются жестокими штрафными дозами вина. Тамада должен после каждого тоста проследить за каждым гостем, поэтому на крупных застольях тамада всегда стоит. Если даже тамада чего-то не заметил, то всегда есть опасность, что тебя сдаст сосед по столу, ведь он тоже стремится выиграть. А в некоторых деревнях в западной Грузии правила застолья еще строже: отлучился в туалет — пить можешь продолжать, но из борьбы выбываешь.

В состязании по пьянству у тамады есть мощное оружие — посуда. Арсенал здесь потрясает. Один из героев Довлатова, которому случалось пить из футляра для очков — просто младенец. Грузины пьют из стаканов, из чаш, из фужеров, из кубков, из пиал, из рога. Пьют из сложных конструкций, напоминающих сообщающиеся сосуды. Пьют из кровельной черепицы, выливая вино из кувшина на один конец и приложившись губами к другому. Пьют, в конце концов, из ваз. В общем, выбор посуды для питья ограничен лишь фантазией тамады. Существует и оружие массового поражения — это глиняная посуда большого объема с очень узким горлышком, из которого вино приходится просто высасывать.

Из выбранной посуды должен выпить каждый присутствующий. При этом пить следует не отрываясь, потому что: «Это что тебе, кофе, что ли?!» Даже безобидная на вид пиала — сложная задача для новичка: толстые стенки сосуда очень мешают делать нормальный глоток. Что уж говорить о хрустальной вазе для фруктов. Более того, пить нужно до дна, и чаще всего этому способствует сама посуда — положишь на стол остроконечную пиалу или рог с остатками вина, и скатерть тут же тебя выдаст. Лишь в сосудах с плоским дном допускается оставлять пол глотка.

Количество тостов на свадьбе значительно превышает возможности печени большинства присутствующих. И крайне важно покинуть застолье с достоинством. Человек, упавший под стол или, не дай бог, извергнувшийся где-то рядом — покроет себя позором на долгие годы. Если понимаешь, что тебе уже хватит, то надо встать, поблагодарить тамаду и, извинившись, попрощаться. В крайнем случае, можно сделать вид, что отошел по нужде и незаметно скрыться.

В какой-то момент я поинтересовался, какие есть уловки для того, чтобы пить и не пьянеть. Спрашивал я у своего дяди, но моей ошибкой было то, что вопрос был задан в присутствии другого моего дяди. Это те самые, которые однажды собрались поужинать и выпили на двоих 12 литров. Оба они, отводя глаза, начали бормотать, что, мол, нет никаких хитростей. Было очевидно, что каждый опасается раскрыть свои секреты перед возможным соперником. А по отдельным фразам удалось понять лишь, что основа — это обильная закуска с уклоном на орехи и зелень и поменьше постороннего питья. Зато оба моих собеседника с радостью рассказали рецепты от похмелья. Рецепты оказались простыми и вкусными. Выпить грамм 300 густого кисловатого соуса ткемали. А в экстренных случаях — проснуться, съесть большую тарелку хаша с чесночком, пропустить соточку и вернуться в постель.

Напоследок — поучительная история. При одном ресторане жил да был осел. Он был самым обычным осликом, за исключением того, что мог выпить в день 12 литров пива, тогда как остальные ослики пили только воду. Иногда, на потеху гостям, хозяева ресторана показывали, как их ослик пьет пиво. Мало по малу слухи разнеслись по всей округе. Отовсюду съезжался народ, чтобы посмотреть на чудесного ослика. Цены на еду и вино в ресторане взлетели до небес, но люди все равно приезжали издалека, чтобы своими глазами увидеть, как ослик выпьет 12 литров пива. Со временем хозяева построили себе роскошный дом, завели прислугу. А молва все разносилась, в ресторане стали появляться гости из других стран и все просили показать, как чудо-ослик пьет пиво. Короче, умер тот осел.

Источник: http://journeye.com/georgia/tamada/

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close